• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: Rowana (список заголовков)
18:05 

Говори со мной

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Она шепчет мне в трубку: - Ты слышишь меня? Алло.
Я ее слышу, говорю, что сердце должно колоть,
Что до сих пор ношу с собой локон ее волос,
Как уголь, черных,
Говорю, мол, я, кажется, жив, дорогая, скво,
Но бесконечное море проело меня насквозь,
Я так устал, и все чаще хочется одного -
Послать всех к черту.
А она отвечает: - Осталось совсем чуть-чуть,
Я ведь тоже на грани, ничего уже не хочу.
Улыбаясь, сама себя хлопает по плечу,
Зерен рисовых
Горсть высыпает в морскую воду, идет варить,
И вода эта бьется пульсом, льется, течет внутри.
Она шепчет мне в трубку: - Пожалуйста, говори,
Говори со мной.

И мне кажется, что не убило нас - зажило,
Что не траурной вязью ее мятый подол вышит.
Она шепчет мне в трубку: - Ты слышишь меня? Алло...
Я ее слышу.

13:08 

Письмо

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Я снова пишу тебе письма: аз, буки, веди. Веди меня в мир, в этот творческий балаган.
Такого раньше никто не видел, никто не ведал и, наверное, даже не предполагал,
Что каждый из нас душевно болен, духовно беден, но реки внутри выходят за берега.

читать дальше

17:50 

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Целоваться глазами, почти не касаясь губ -
Слишком мало для тех, кто не знает, что значит боль.
Сероглазое море - на дне лазурный и голубой.
Я хочу быть одна, оставаясь опять с тобой,
Я вернусь до обеда и снова, прости, солгу.

Целоваться глазами, почти не касаясь душ -
С лишком много для тех, кто боится случайных слов.
Сероглазое море и ледяное его тепло.
Тихо греется чайник, в кастрюле томится плов.
Я вернусь до обеда и снова, прощай, уйду.

02:39 

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Жженой медью раскрасив крыши пустых домов,
Осторожное солнце прячет свои бока.
Мы достигли зенита, дальше уже никак.
Жаркий шепот, как выстрел - точно, наверняка:
"Видишь, каждый прохожий - близкий, понятный, мой."

Серебристые блики, вязкий закатный сок,
Эфемерная радость - не разбуди, не тронь.
Солнце падает в море, в пенный соленый трон.
Выворачивать наизнанку свое нутро,
Выворачивать вещи, стряхивая песок.

Золотится закат, как нитка янтарных бус,
По изнанке ладони тянется красный шов.
Непослушные пряди, сломанный гребешок.
Мне так горько, смешно, безудержно хорошо -
Расскажи мне об этом счастье, когда проснусь.

17:35 

Имя

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Твое имя не спеть, не увидеть в святцах,
Не вдохнуть, не вымолвить без оглядки.
Без тебя так нелепо, легко смеяться,
Хмель несказанных слов засыпая в грядки -
Мир становится пьяным, безвольным, шатким,
Что угодно может сегодня статься.

Твое имя не спеть, не разбить на строчки,
Не скурить, не выпить - вколоть, как дозу,
Как таблетку от счастья и, между прочим,
Встать, уверенно броситься под бульдозер.
Я люблю делать тесто сухим, песочным,
Засыпать под утро в нелепой позе.

Твое имя не спеть, не найти, не встретить,
Не читая, сжечь, прошептать под ливнем.
Ты - не первый, двадцатый, сто сорок третий,
Ты - единственный, сонный, неторопливый.
Без тебя так легко, так нелепо бредить
И так сложно видеть себя счастливой.

23:05 

Фокстрот

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Сонный вечер льется за горизонт, облака, как пестрые ткани платьев. Две улыбки в кофе - ноябрь заплатит. Я вплетаю счастье в чудной узор городского неба. Звучит фокстрот, стынут блики солнца в чужом глинтвейне. Это не любовь, это просто веер, черный бархат, бусины цвета rot, бахрома, перчатки. Глаза в глаза: - Вашу руку, леди. Какая смелость - быть собой, отчаянно, неумело. Поворот на пальцах и шаг назад, переход, перо, шаг, спина к спине, каблуком отстукивать ритмы сердца. Это не любовь, это просто скерцо и немного сладкого льда на дне. За минуту: здравствуй, прощай, прости, тридцать тактов верить, скользить, кружиться. Не хватает воздуха дальше жить так, не хватает дерзости отпустить. Реверанс. - Позвольте поцеловать. - Да... И звуки тонут в немой гортани. Это не любовь, это просто танец, говорящий больше, чем все слова.

03:17 

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Мой друг, ты там был, за стеной из столетних сосен,
За грузом больничной койки, за лязгом ворот бывал?
Тогда расскажи хоть немного, чуть-чуть про осень,
Про то, как под нею стынет река Нева.
Про то, как уходят птицы, сбиваясь в стаи,
Как движется сонный поезд по кругу станций.
Про то, что останется, если меня не станет,
Ведь что-то, хотя бы что-то должно остаться?
Мой друг, расскажи про небо, про боль, про память,
Про снег, про надежду или о чем ты хочешь,
А лучше скажи, как страшно бывает падать,
Теряться в огромной массе безликих прочих.
Как ветер звенит в руках, зарываясь в пестрый
Рисунок прохожих, как светит солнце без киловатт.
Ведь ты же там был, за стеной из столетних сосен,
За грузом больничной койки, за лязгом ворот бывал...

Мой друг, ноябрь оказался невзрачным, седым, белесым -
Совсем не таким, как ты его рисовал.

18:54 

Я начинаю тебя искать

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Я просыпаюсь: "Какого черта?", мираж по каплям течет в ладонь.
По понедельникам два отчета, звонки, мартини, маршрутка, дом.
Последний поезд уходит в полдень, мне тридцать три, что почти закат.
Шар, отсеченный по сочной хорде, лимоном прячется в облаках,
Я прячусь в шарф, согреваюсь чаем, ловлю ноябрьский сезонный бред.
Мир, заслоненный Его плечами, лениво плавится в серебре.
Дурное сердце стучится в ребра, три, два, один, танцы на мысках.
Господь мой, Боже, большой и добрый, я начинаю тебя искать,
Я начинаю идти навстречу, любить, не помня, что грудь болит.
Но время, знаешь, увы, не лечит, а ты не слышишь моих молитв.
"Неправда", - полночь на понедельник, небрит, невыспан и невесом:
"Не плачь, ну, что ты на самом деле". В ладонь въедается каждый сон...
К врачу по четным, ресницы черным. Один, два, три, вдох, четыре, пять.
Я просыпаюсь: "Какого черта?", Он, улыбаясь, ложится спать.

Poetry|Critique

главная